Reborn by Passion

Хронология ордена «Reborn By Passion», начинается с двух культов поклонения богам. Один был посвящен богу олицетворяющему жизнь, другой — олицетворяющему смерть. Спустя бесчисленное количество междоусобных войн, культисты двух, казалось бы, противоборствующих друг с другом явлений, осознали их единосущие и сплочились в единый орден, который стал последней ветвью, предшествующей появлению «Reborn By Passion». Название ему было — «Aspectus Millenium». Пристанище ордена, располагалось на просторах северных земель прозванных Виндстейл и представляло собой грозную крепость, гордо возвышенную в горах над снежной пустошью. Его члены, сопутствуя своим истокам, фанатично искали способ подчинения негласного закона жизни — смерти, да бы обрести бессмертие. Десятки тысяч мертвых тел, изуродованных еретическими писаниями, оскверненные могилы во славу тёмных таинств, бесхозно стоящие деревушки, ставшие отголосками некогда мирной жизни — такова ли цена вечной жизни? Все фанатики, ступившие на тропу служения ордену, как правило, отвечают утвердительно. Но среди них, есть и те, в чьих сердцах, с самого начала служения произростали плоды сомнения в этом. Чья рука, непрестанно дрожала, перед очередным ритуалом жертвоприношения. Чьи уши, испытывали отвращение к одурманивающим проповедям. Чьи глаза, во век не забудут родных, кровь которых обагрила алтари.
Все они были жертвами излюбленного метода вербовки новых послушников в ряды ордена — хищения детей из разграбленных поселений. В один из обыденных для приспешников ордена дней, после успешного набега на одну из деревень, обитатели которой решили встретить свою судьбу с оружием в руках, воины торжественно ликовали над сожжёнными телами поверженных врагов,пока проповедники выводили детей из местного монастыря, как думали их предки, упрятанных от напасти захватчиков. Лишь меньшая часть воинов, со скрытым сожалением смотрела на участь этих людей. Тлеющие тела, страх и ярость в глазах невинного ребенка — все это напоминало им их самих. Наверное, в глубине души они остались такими же детьми, что идут на поводу страха, смирившись со своей судьбой. Путь будущих послушников, должен был лежать через снежные равнины в суровый холод. Крепость располагалась в 11-ти милях от разоренного селения, с крутым уклоном в гору на половине пути, некоторые из них могли бы не пережить дороги. Пройдя пару миль, в ущелье, вдруг, несколько мальчишек ринулись в сторону от колонны детей, образовывая брешь. Заметившие пропажу арбалетчики, без раздумий, хладнокровно пустили болт им в спины, заставив биться в предсмертных конвульсиях.
Потрясенные произошедшим воины, чей взор пылал сочувствием, затмился неистовой злобой к тем, кого они когда-то называли братьями. С тем же хладнокровием, с которым был нажат курок арбалета, один из воинов, облачённый в латы, похожий на медведя в доспехах обрушил меч на голову стрелка, разкроив её на две части. Все произошло очень быстро: спустя мгновение, зимнюю тишину заменил пронзительный лязг стали. Сигналом к началу схватки послужил крик всадника стоявшего во главе колонны. В тот же момент, дорога ущелья превратилась в две стены ощетинившегося копьями и мечами железа. Два десятка закованных в тяжелую броню пеших латников сминали ряды орденского ополчения в три раза превосходящих их количеством,прорываясь сквозь строй и игнорируя удары. Латники, руководствуясь лишь животной яростью, ежеминутно сокращали численность своих соперников тесня их назад. В конце-концов, схватка подходила к развязке: Разгромленные гневом изменников фанатики обратились в трусливое бегство, обратно в крепость, с вестью о предателях, перерезавших четыре дюжины орденских бойцов.
Громко завывая, метель уже начала заметать трупы убитых, заглушая крики только что слетевшегося воронья. След маленьких пленников в пылу битвы простыл также незаметно, как таял снег, пропитанный тёплой кровью, образовывая поверх себя алую корочку льда. Теперь их участь — скитаться в поисках надежды, как и участь тех, кто отдал десятки своих лет невольному служению беспощадному ордену, оставшись в изгнании. Часами странствуя по снежной пустыне, в ожидании холодной смерти, отряд изгнанников наткнулся на ледяной берег, озарённый бледной луной. Их внимание привлёк внезапно приближающийся из тумана изящный корабль, движимый в сторону берега, вокруг которого можно было рассмотреть неестественное фиолетовое свечение. Подплыв к берегу, с судна на землю ступила странная фигура в мантии, под которой виднелись воронённые доспехи, глядевшая на изумленных отступников, державших оружие на готове. Неизвестный, жестом пригласил утомленных путников на борт корабля. Те, осознавая свою безысходность, приняли предложение, чего бы им это не стоило. И вот, они уже плыли по воде отражающей лик звезд, доверив свою судьбу в руки незнакомца. Как странно, но таинственный незнакомец излучал давно утерянный ими дух надежды, они чувствовали в нем что-то особенное, что не присуще обычным людям… А в густом тумане, окутывающего корабль, им мерещились отрывки их детских воспоминаний: павший под натиском ордена родной дом, пелена детских слёз, мешавшая смотреть на кончину своей родни, зал присяги… Их разум омрачился жаждой мщения.
Неожиданно, туман развеялся, открывая вид на врата, ведущие в древний храм разложившийся временем, давным-давно, возведенный культистами в честь богов жизни и смерти. Прибившись к берегу у храма, незнакомец указал рукой на вход промолвив свое единственное слово за всю дорогу — «туда». Отступники, сойдя на землю, направились в сторону храма. Войдя внутрь, пред ними восстал тёмный зал освященный безмерным количеством еретических строк. В центре зала, среди потрескавшихся колон был расположен алтарь, на престоле которого высился чёрный череп прибитый к крылатому кресту. Подойдя ближе, один из изменников притронулся к алтарю. Вдруг, стены храма начали дрожать, пронзительный гул охватил ветхое место поклонения, а из глазниц черепа потекли ослепляющие лучи света, обвеивающие смятенных гостей. Спустя минуту, все утихло. Их души предались благославению, а их сердца, гонящие переполненную ненавистью кровь, ныне будут биться вновь и вновь, настало время правосудия… Жаждущее мести воинство, сопровождаемое приведшим их к святилищу проводником, отправилось в путь, прямиком к неприступной твердыне ордена. Миновав долгую и утомительную дорогу, на подходах к крепости, сопутствующий некто в мантии внезапно исчез, как только отряд предателей был замечен дежурившими на стене крепости дозорными. Тотчас же была забита тревога. Туча стрел и болтов, выпущенных со звоном колоколов, покрыла заявившихся, вонзившись в их плоть. Отряд пал замертво.
После вмиг окончившейся засады, распахнув ворота крепости, молодые послушники отправились расчищать горизонт от смиренно лежавших трупов. Подступив ближе, их охватил ужас: сквозь снежную мглу, на них надвигались покалеченные, восставшие воины. Это был еще не конец… Они устремились в сторону ворот открытых на распашку, в догонку за орденским отребьем. К счастью для нападавших, ворота не успели закрыться до того, как им удалось вбежать за их порог. Схватке было суждено продолжиться изнутри. Толпы воодушевленных ревнителей ордена, стальной лавиной рванулись в атаку на алчущих их крови возрожденных отступников, под проповеди воздымающих знамена сержантов. С каждым новым убиенным фанатиком, пыл баталии разгорался с новой силой. Следуя зову страсти к мести, получавшие сокрушающие удары возрожденные воины, непоколебимо вставали опять. Эта битва длилась день и ночь. Как трупный смрад пропитывал воздух, так и угасал сломленный непреклонностью изменников дух ордена.
Aspectus Millenium терпел поражение. Кто-то молил о пощаде, а кто-то оказывал отчаянные попытки сопротивления. Все это уже было не важно, эти ублюдки должны захлебнуться в луже собственной крови, их удел был предрешен. Поставив кровавую точку в жестокой истории ордена Aspectus Millenium, возрожденный отряд вернулся обратно в древний храм, где образовал свой орден известный как «Reborn By Passion», цель членов оного, заключалась в страже источника бессмертия. Реликвии, прозванной «Крылья возрождения». А о прибрежных водах, слагали легенды о странствующем духе и его призрачном корабле, который уводил за собой заблудившихся путников в неведомое проклятое место, откуда никто не возвращался…